Василь и многосерийная адаптация

«Началось с того, что в середине прошлого сентября на 18-м году внезапно ушёл на радугу мой родной, обожаемый кот Лютас. Он прожил долгую (для кота с врождённой ХПН) активную и счастливую жизнь и был до последнего дня в великолепной физической форме (всю жизнь постоянно наблюдались у замечательных профессионалов, проводили корректирующее лечение). Но, увы, от внезапного инсульта никто не застрахован.

Сказать, что я переживала – не сказать ничего. Я была всю жизнь уверенна, что никогда никого больше не возьму после ухода Лютаса. Но, мы предполагаем, а Бог располагает. И вот я повезла нашему ветврачу оставшиеся лечебные корма, так как, оказалось, что к ней привозят самых тяжёлых и сложных пациентов из… «Муркоши», и как раз на следующий день ей должны были привезти на осмотр очередных хвостиков. Так я впервые узнала об этом приюте.

Также я узнала, что у приюта есть контракты аж с несколькими ветклиниками (в том числе с одной из самых дорогостоящих, где и работает наш врач), в этом приюте действительно серьёзно занимаются здоровьем и лечением питомцев, и была этим искренне поражена. Дома решила найти сайт этого приюта и… На странице «Муркоши» я увидела «жгучего брюнета» с поразительно серьёзными и скорбными глазами. Показала его мужу, и в ближайшие выходные мы, предварительно записавшись на визит, оправились знакомиться с Лаймисом (тогда ещё Василем). 

Часть 1

Когда мы приехали, нас встретила Светлана и спросила приехали ли мы просто посмотреть всех хвостатиков или кого-токонкретно? Мы ответили, что приехали к Василю. Светлана очень удивилась и даже несколько озадачилась, но повела нас в 14 комнату и по пути объяснила, что Василь – не совсем простой кот: он опасается людей, панически боится рук, в общем – совершенно неконтактный «шипун». Действительно – его вольер казался пустым: кот сидел, сгруппировавшись в чёрный мохнатый комок, спрятавшись за гамачок. Чтобы мы его смогли хоть как-то рассмотреть поближе, одна из волонтёров выманила его из-за гамака мягким кормом, который тот обожал. 

Во время открывания вольера, чтобы положить ему в мисочку корм, мы услышали громкое шипение. Василь быстренько «спылесосил» еду и снова «втянулся» за гамак. И я некоторое время «играла с ним в гляделки». Я увидела очень умные печальные глаза и взгляд, который бывает только в состоянии «круговой обороны». Нам предложили посмотреть и других питомцев «Муркоши», но мы как-то на столько «запали» на неконтактного шипуна, что даже уже не хотелось больше никого смотреть. А я так просто безошибочно поняла, что это – «мой» кот. 

Мы были готовы к очень длительной адаптации в несколько лет, и я на всякий случай заранее объяснила мужу, что может даже случиться так, что он вообще никогда не станет полностью «контактным» котом. Затем была обычная процедура собеседования, в результате которой мы договорились, что как только обеспечим безопасность питомцу в виде сеток, то, если не передумаем по поводу Василя, сможем его забрать. «Передумаем»! Бог мой, если бы кто знал, КАК я переживала, что пока мы решаем вопрос с сетками, кто-нибудь приедет и заберёт его!

Часть 2

Когда приехали через неделю в «Муркошу» забирать его, то даже в комнату к Лаймису (я дальше буду называть его нынешним именем) не заходили: мы понимали, что это бессмысленно: он неконтактный, в руки не даётся, шипит и может «нехило» своими «манульскими» когтями нас пробороздить. Так что мы просто подали нашу переноску, и кто-то из самых храбрых сотрудников, надев специальные перчатки, извлёк чёрного шипуна из вольера и поместил в переноску (снимаю шляпу!!). И нам с мужем вынесли нашу уже весьма увесистую переноску, в которой сидела чернота.

Лаймис молча ехал всю дорогу в машине спиной к выходу из переноски. Дома мы занесли переноску в комнату, где поставили мисочки с водой и его любимым «влажным» Про Планом и лоток и… открыли переноску. В общем, он оттуда через какое-то время вышел, прижался к стене, и выглядело это весьма грустно и сиротливо.

В этот же вечер он переместился под ванну и там обосновался в коробке с остатками кафеля после ремонта. По совету нашего ветврача в розетках в ванной и в комнате был воткнут Феливей Классик (кстати, мы перестали его использовать полностью только к июню), плюс, в его рацион были добавлены специальные подушечки от стресса. И... начались недели по привыканию/адаптации/выманиванию Лаймиса из укрытия. Его даже разглядеть невозможно было: сплошная чернота в темноте под ванной, постоянное шипение в качестве исходящих звуков, и иногда могла блеснуть пара зелёных глаз. Он не ел и не ходил на горшок первые 2 дня. Я в панике звонила нашему ветврачу, она меня успокаивала и объясняла, что в стрессе кошки могут до 4 дней не есть и не ходить на горшок!  

Первая вылазка из под ванны состоялась лишь на 3-й день. Он сходил «на горшок» (уррраааа! Наконец-то!!), и покушал (уууууф!). И поначалу мы держали миску с водой совсем рядом с ванной и приносили его любимый мягкий корм, который ставили также у самой ванны, там, где обитал он. Ставили, закрывали дверь и уходили по коридору, чтобы он слышал.

Через некоторое время заглядывали в ванну, забирали уже пустую миску и уходили, оставляя, как обычно, дверь полуоткрытой. Лоток был там же, и по необходимости мы его чистили. Потом мы перестали закрывать до конца дверь, когда приносили мисочку с едой, оставляли щель. Напротив двери в коридоре зеркало, и Вы не представляете, КАКОЙ для нас радостью было, затаив дыхание, поймать в отражении эту щёлочку в двери ванной и, если повезёт, и не скрипнет паркетина под ногами, увидеть оооочень осторожно высовывающегося наполовину из укрытия чёрного шипуна! Он вылезал не до конца, как пылесос всасывал в себя содержимое миски и тут же заныривал обратно.

В общем, это долгая история, как мы постепенно начали буквально по сантиметру каждый день отодвигать мисочку от ванной, чтобы он постепенно научился выходить полностью, чтобы покушать. Как мы постепенно увеличивали дверную щель, и как потихонечку он научился кушать уже при полностью открытой двери. Как потом миска, день за днём, сантиметр за сантиметром, кочевала от ванны в сторону выхода. Потом был радостный день, когда миска «шагнула» за порог ванной комнаты (это был успех!). Потом она продолжила передвигаться по коридору в сторону кухни... И наконец настало утро, когда Лаймис впервые сам (!) пришёл за завтраком, и впервые мы услышали от него «мяу». Это было для нас настоящее Событие! 

Итак, он стал приходить по утрам за завтраком и робким «мяу» оповещать о том, что он готов к трапезе. Каждое утро малыш получал пакетик влажного корма, вот за ним-то он и приходил. В то время он самостоятельно начал делать исследовательские вылазки по ночам. И мы, затаив дыхание, наблюдали, как в темноте перемещается чёрный силуэт.

Сначала он освоил коридор и кухню, затем расхрабрился и стал изучать комнату. Потом мог подолгу сидеть на подоконнике на кухне (хорошо видно через открытую дверь из комнаты) или в комнате и «зависать», глядя в окно. Конечно, ему было очень интересно, ведь до этого Лаймис какое-то время сидел в вольере. А тут и птицы, и дворовые кошарики, и одинокие ночные прохожие и машины и прочее. Но от малейшего шороха он поначалу прямо-таки драпал в своё укрытие под ванной.

Потом потихоньку становился смелее и уже спокойней относился к нашему присутствию. Затем начались ночные робкие, а позже и вполне смелые «тыгидыки»: для него в комнате было много разных игрушек и по ночам котик с упоением скакал и прыгал с ними, гонял по коврам мячики и подбрасывал вверх мышек, а мы с мужем, затаив дыхание, чтобы малейшим шорохом его не спугнуть, следили из-под одеяла за этими ночными играми и оооочень радовались. 

Затем, приходя с работы, мы стали замечать следы его вылазок из-под ванной в наше отсутствие: вмятины на пледе в шкафу, где он лежал или спал, следы его валяния на диване и на матрасике, специально постеленном для него на одном подоконнике, и на его пушистой подстилке на другом, и т.д. Но при звуке открывающейся входной двери малыш пулей летел в своё укрытие. 

Часть 3

Но в какой-то момент я поняла, что процесс адаптации завис на месте, а ведь надо двигаться дальше. И при всём моём многолетнем успешном опыте «котовоспитания» я столкнулась с тем, с чем сама не могла справиться, а точнее, я побоялась, что вдруг сделаю что-нибудь не так, и мы снова вернёмся к тому, с чего начинали или ещё хуже. И мы (точнее я) решились пригласить зоопсихолога. Нужно было:

1. «выкурить» нашего брюнета из-под ванной навсегда, чтобы он нашёл себе место в квартире, где он будет жить.

2. решать вопрос с жуткой боязнью рук. Зоопсихолог Мирославприехал, пообщался с нами, выманил нашего Лаймушу из под ванны, понаблюдал за ним и расписал чётко что и как мы должны делать, чтобы для начала наш «товарищ» обосновался в квартире, а не там, где он обитал с момента приезда к нам. Что ж, мы в точности добросовестно выполнили все рекомендации, хотя по началу не очень поверили в их действенность. Но …всё получилось!

 

И Лаймис спокойненько устроил себе «домик» на маленьком окне и «дачу» на большом окне в комнате. Ура – первая задача была решена! Самой сложной была вторая, поставленная нами задача зоопсихологу: преодолеть паническую, прямо-таки истерическую боязнь рук. После успешного решения первой, я уже с бо́льшим вдохновением взялась выполнять подробные рекомендации. И что же? Сейчас он уже ест у меня с рук, обожает почесушки и погладушки, плюс приучила его вычёсываться и делает он теперь это с удовольствием. Так как он довольно пушистый, от это был для меня очень важный момент.

На данный момент история далеко не окончена: адаптация Лаймиса продолжается. И сейчас мы намеренны снова пригласить Мирослава к нам домой, чтобы он посмотрел каковы успехи Лаймиса и помог нам решением следующих вопросов… »

Станьте создателем счастливой истории - выберите котика, пройдите собеседование и забирайте пушистого друга домой! 

Подпишитесь
на наши соц. сети